19 июля 2008
2445

Интервью 19.07.2008

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Это программа "Кейс", программа соотношений законности и справедливости. Каждый день во многих странах мира выносятся многочисленные приговоры, которые надо признать законными, но не всегда мы можем признать справедливыми. Именно поэтому мы завели эту программу, поэтому эта программа строится на вашем мнении, на ваших звонках и ваших голосованиях. И, как всегда, мы приготовили вам три удивительных дела, которые стали объектом рассмотрения судов, или станут объектами рассмотрения судов в ближайшее время. Наш эксперт Юра Кобаладзе. Юра, привет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Привет, привет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Такие серьёзные дела, что мы попросили Матвея Юрьевича отъехать немножко.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Наконец-то! Алексей Алексеевич, здесь сложилась печальная ситуация. Это Вы Ганапольского сказали фамилию, этого неприятного лысого человека?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да, да. Очень серьёзные дела, я не мог ему доверить.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Серьезные дела, но не серьезно он вел эту программу, приглашал каких-то сомнительных экспертов, Гусмана.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы и эксперта попросили отъехать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Правильно. Я рад Вас приветствовать в программе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Поскольку оба клиента Матвей Ганапольский и Юлий Гусман находятся за рубежами нашей родины, мы будем надеяться, что когда-нибудь мы будем рассматривать кейс, где они будут участниками.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Наверняка, они что-нибудь сотворят там! Обязательно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так что, если вы услышите в нашем эфире фамилию Ганапольский или Гусман, будьте готовы. Они люди не очень законопослушные. А уж что касается справедливости, сами знаете.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я даже не буду говорить, где находится Ганапольский. Это ужасно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А я не буду говорить, где находится Гусман. Но, напомню Вам, что Юлий Гусман по своей первой специальности врач. Именно поэтому, практически, это про него. Первое дело. Вы слышали в новостях это дело на этой неделе, но мы решили поговорить об этом с вами подробнее. Слушаем первое дело.

КЕЙС No 1

В Германии врач отказался оперировать курильщиков после того, как в стране был введен запрет на курение в общественных местах. Хирург Йохан Матеус, главврач одной из клиник, потребовал от своей клиентки, чтобы она избавилась от никотиновой зависимости. Он позвонил ей по телефону и заявил, что в противном случае не станет ее оперировать. И придти к хирургу на операцию пациентка сможет только тогда, когда окончательно бросит курить. Доктор Матеус позже объяснял журналистам, что по данным последних медицинских исследований, курильщики значительно тяжелее проходят реабилитацию. Врач заявил, что не может взять на себя такую ответственность и преступить главную заповедь "Не навреди". Однако, остальные врачи встретили эту новость недоумением, курильщики - такие же люди, как остальные и сами должны понимать, чем рискуют. Теперь пациентку будут оперировать в другой клинике, а врача, скорее всего, ждет судебный иск за отказ оказывать медицинскую помощь без достаточных оснований.

А. ВЕНЕДИКТОВ: История очень простая, Юра, ты видишь, да?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Врач счёл, что человек сильно курящий может не выйти из операционного периода и сказал: "Подождите курить, я вас прооперирую. Но риски слишком высоки. Я обязан взвешивать риски".

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Судя по твоей интонации, ты на стороне этого чудовища, этого врача! Он хуже Гусмана, этот хирург, Йохан Матеус.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну ладно... Не хуже, а такой же. Не надо уж совсем.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что это такое: "Я не буду оперировать, потому, что кто-то курит".

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не потому, что кто-то курит, Юра!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А потому, что последствия? Да неважно! Это его размышления. Неслучайно у его коллег врачей это вызвало ужас.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подожди. С другой стороны ведь есть же ограничения. Предположим, перед операцией, я думаю, что наши слушатели сейчас будут высказываться по московскому телефону 363-36-59, мы примем несколько звонков по поводу справедливости наказания этого врача. Возможного судебного наказания. Ведь говорят перед операцией: "Пожалуйста, не ешьте сутки".

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Он бы ей сказал перед операцией: "Вы не должны курить", это другое дело. А если курите, то значит до свидания. Если бы он ей сказал перед операцией.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Другая была мотивация, не передергивай.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Он потребовал от своей пациентки, чтобы она избавилась от никотиновой зависимости. Ну не могу я избавиться накануне операции.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Может быть, и врачи, которые нас слушают, будут звонить нам 363-36-59, может и люди, которые попадали в такую ситуацию. Мой вопрос заключается в следующем - справедливо ли будет наказать этого врача в судебном порядке. Слушаем первый телефонный звонок. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Меня зовут Павел, я из Саратова.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Павел, Вы имеете какое-то отношение к врачебной корпорации?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, к сожалению, я не имею.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А к курильщикам?

СЛУШАТЕЛЬ: Я бы хотел высказать свое мнение по поводу этого дела.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы к курильщикам имеете какое-то отношение?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет, я не курю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тогда скажите, справедливо ли наказать этого врача?

СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что врач неправ. Он обязан прооперировать больного, даже если он курильщик или имеет какое-то пристрастие. Это его обязанность, врача, ему за это платят деньги.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы не отвечаете на вопрос. Справедливо ли будет, не принимая во внимание аргументацию врача, его наказать в судебном порядке.

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что нет, не справедливо будет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Несправедливо наказывать врача!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вы запутали и себя и меня.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А тебя легко запутать вообще!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Начал за упокой, а кончил за здравие.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И это правильно! Ещё один звоночек послушаем. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Город Пермь, Григорий.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы врач или курильщик?

СЛУШАТЕЛЬ: Не курильщик, и не врач.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тогда высказывайте свою точку зрения, как незаинтересованный эксперт.

СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что врач виноват, он должен отвечать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему, объясните!

СЛУШАТЕЛЬ: Врач давал клятву Гиппократа.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если он видит, подождите, Григорий! Если он видит, что операция в том состоянии, в каком находится пациентка, может привести к фатальному исходу, он все равно должен делать операцию? А, Григорий?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вы давите на свидетелей, Алексей Алексеевич.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это вопрос справедливости.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вы так ловко ставите вопрос, что уводите от главного. Врач виноват.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А можно я задам тебе вопрос?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Задай.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Есть специалист, он говорит: "Я готов совершить эту операцию, я гарантирую её успех, но при условии, что вы будете вести нормальный образ жизни, чтобы восстановиться после наркоза. Я не могу сейчас вас оперировать, это приведет к фатальному исходу для вас. Я не могу вас убивать"

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну как нет, Юр? Может быть такая постановка вопроса?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: В принципе, может. Врач должен ратовать за здоровый образ жизни, уговаривать пациентов, не куря сам, уговаривать своих пациентов не курить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это неважно. Я говорю о конкретном случае. Представь, ты уже признал, что в принципе такая постановка возможна. И в этом конкретном случае врач посчитал, что оперировать этого человека, с такой никотиновой зависимостью, это смертельный риск. И он отказался брать на себя этот смертельный риск.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Его коллега также заявит, ещё один коллега, и что, этому пациенту умирать? Может ей срочная операция предстоит?

А. ВЕНЕДИКТОВ: А если она умрет в ходе операции?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Будет очень жаль. Но все равно, ей надо оказать медицинскую помощь, прооперировать. Но предупредить, что курить нехорошо, курить надо бросить, накануне операции не курить. Но оперировать надо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. И последний звонок по этой теме. 363-36-59. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Это Наталья, я из Москвы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы врач или курильщик?

СЛУШАТЕЛЬ: Я логопед. Я имею право сказать?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы имеете право сказать, даже если Вы не врач.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Мое мнение такое, что если какой-то экстренный случай, то он, конечно, обязан оперировать, если же это платная дорогостоящая операция, за которую он несет ответственность, если заплатили большие деньги и потом могут подать на него в суд, то он имеет право выбирать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Странная у Вас логика. А если операция бесплатная, он не несет ответственность?

СЛУШАТЕЛЬ: Если экстренный случай, он несет ответственность, он обязан это делать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А если не экстренный?

СЛУШАТЕЛЬ: Если не экстренный, мне кажется, что он имеет право выбирать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Он хирург. Квалифицированный хирург, пациент надеется, верит в него, а он говорит: "Подождите, или до свидания, или я не буду вас оперировать потому, что вы курите"

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не потому, что Вы курите. Потому, что ваше курение приведет к фатальному исходу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Может привести.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот об этом он должен предупредить этого человека. Я буду вас оперировать, если я обязан, но вы имейте в виду, что в этом случае вас ждут такие-то последствия.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это другое. Конечно, любой врач должен агитировать против курения. Любой!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не вопрос агитации, не передергивай. Спасибо большое, Наташа. Ну что, мы можем голосовать или ещё послушаем звонок?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я думаю, что уже результат очевиден, я выиграл этот спор.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, ты, может быть, и выиграл этот спор, но я хотел бы обратить внимание...

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я спас пациентку.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пациентку прооперировал другой врач, ты не волнуйся. Спас он пациентку...

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Этого заставили.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, нет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Пациентка ждала, пока состоялся суд, его осудили, посадили, он отсидел, вернулся и его заставили.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, он оперировал в тюремной камере, в тюремной больнице. Итак, мы обращаемся к вам. Вопрос тот, который я задавал нашим слушателям. Тот, кто имеет свою точку зрения, по московским телефонам звоните. Если вы считаете, что наказать этого врача будет справедливо, наказать по суду будет справедливо, тогда звоните 660-01-13, московский номер телефона. Если вы считаете, что по суду наказывать этого врача несправедливо, тогда звоните по 660-01-14.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЁТ ВАШИХ ГОЛОСОВ

А. ВЕНЕДИКТОВ: У нас минуту буквально будет голосование. Минуту мы будем тратить или две, как скажешь, Юра. Я думаю, что за минуту выстроится.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Временем командуешь ты.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мне все равно, на самом деле. Я хотел бы обратить внимание, что врач несет ответственность не только за операцию, но и за последствия. И если он видит, что какое-то поведение клиента приведет к фатальному исходу, он не хочет на себя это брать, это нормально, ну как, зарезать человека на столе, Юр! Я не понимаю, почему ты защищаешь?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Курение, кроме экстремальных случаев, это не то...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы не знаем диагноза. Давай допустим. Мы говорим о справедливости, Юр!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И я говорю о справедливости. Это тот случай, когда врач решил, что вот она курильщица, я ее оперировать не буду. А вторая придет, она рыжая, я не буду ее оперировать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это вопрос здоровья. А вот пришла беременная, например, и скажет: "Я не могу Вас оперировать, пока Вы не родите ребенка". Есть такая возможность?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет. А если она скажет: "Нет, оперируйте меня, потому, что без операции я вообще умру, не ребенка не будет, не меня".

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тогда решает врач. Напоминаю вопрос. Справедливо ли будет наказать врача, который отказался оперировать пациентку из-за никотиновой зависимости, говоря о том, что может быть фатальный исход? Если да, справедливо, этого врача наказать, вы звоните по 660-01-13, если вы считаете, что наказать врача это не справедливо, то 660-01-14. И у нас еще 15 секунд на голосование. Удивительные у меня результаты. Я не знаю, почему они такие идут.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Потому, что у нас умные...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да нет, Юра!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да, Алексей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо. Кобаладзе сказал, что у нас умные слушатели. Отдадимся на волю слушателей. Голосование завершено. Сообщаю нашим слушателям, что сочли наказать врача справедливым 39,2% и не справедливо - 60,8%. Ты положился на волю слушателей.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это, видно, слушатели-иностранцы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что это врачи, на самом деле.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: У нас в стране врачи... Каждый курит! Придешь в кабинет, он дымит, а тебе говорит, что очень вредно курить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что здесь вот что произошло. Наши слушатели сочли, что врач не просто борец с курением, фанатик сумасшедший, что он имел реальные основания опасаться за исход операции. У нас все слушатели, наверное, имеют дело с медициной. Они себя представили на этом месте.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, внимательно надо текст. Оперировать курильщиков. Если бы было написано "Оперировать женщину, которую курение довело до последней стадии", именно курение, какой-нибудь рак легкий. И тогда врач говорит, что нельзя ее оперировать. А здесь вопрос идет иначе. Привезли в палату курильщицу. "Нет, не буду оперировать, потому, что она курит". Курение никакого отношения не имеет к ее заболеванию. Что значит, ты не будешь?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Реабилитацию не сможет пройти, тут написано. Ладно. Тем не менее, большинство сочло, что несправедливо осуждать врача.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Большинство неправы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так бывает. Я тебе расскажу ещё одну историю. Она тоже медицинская. Вот тут точно, почему отсюда были выдворены Гусман и Ганапольский. Они могли оказаться внутри этого дела, как один, так и другой.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Какое же это дело, интересно?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Итальянское дело. С учетом их пристрастий, как одного, так и другого, к макаронам, они точно могли стать внутри этого дела. И мы бы сейчас голосовали между Гусманом и Ганапольским. Или суд против Гусмана и Ганапольского. Но дело оказалось совершенно фантастическое. Я бы сказал безумное и невозможное. Потребует объяснений. Поэтому слушайте внимательно.

КЕЙС No 2

В Италии официально разрешено употребление марихуаны, но только растаманам. КС страны постановил, что если у приверженцев растафорианства обнаружат марихуану, ответственность за хранение наркотиков им не грозит, поскольку курение легкого наркотика в этом случае является частью религиозного обряда. Поводом для разбирательства стал арест регги-музыканта, у которого было обнаружено марихуаны на 70 самокруток. Его приговорили к 16 месяцам тюрьмы, но теперь кассационный суд Италии постановил, что марихуана предназначалась не для продажи, а для индивидуального употребления. И музыкант мог хранить ее для религиозных нужд. Учение Растафари существует уже несколько десятков лет и особенно популярно в Африке и на Ямайке. Адепты этого учения почитают последнего императора Эфиопии Хайле Селассие I. А курение марихуаны давно считается неотъемлемым атрибутом растафорианства.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Юра, ну вот это что?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мне очень стыдно, что Гусман и Ганапольский у нас растафорианцы?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. Я слышал, как они обсуждали Хайле Селассие. Я думаю, что да.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я вот впервые это слышу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я тоже, готовясь к этому, сначала краткая справка, действительно, это такое религиозное направление, кстати, есть ее христианская ветвь, она в Эфиопии как раз. Но в Европе она получила распространение под названием регги. В 70-х годах музыкальный стиль регги, популярный в США. Люди создали это направление и оно религиозное. Вот туда, внутрь этого религиозного действа входит употребление марихуаны. И итальянский суд, в Италии это запрещено, счёл, что если даже это запрещено, но является неизбежной принадлежностью к религии, будем уважать чужие религии, то можно. Ну? Это справедливое решение суда?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не справедливое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему не справедливое?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Потому, что если религиозный культ требует стучать себе молотком по голове, или скопцы какие-то, или античеловечные направления... В данном случае тоже самое. Мариухуана, что это за религия такая?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но она есть. Есть вот людоеды, есть жертвоприношения какие-то.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Другими словами суд решил, что людоедство это плохо, но если оно носит религиозную направленность, если это секта, которая занимается, то людоедство - хорошо. Давайте оправдаем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это очень важный вопрос, он будет связан с нашим третьим делом. Вот смотри, есть некая религия, в которой есть некие, с точки зрения общепринятых законов, нарушения. Нельзя. Но при этом это нарушение носит личностный характер, оно не нарушает жизнь и здоровье людей, не принадлежащих к этой секте. Предположим.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Эти уловки... У тебя какая-то судебная практика была...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, судебная практика очень простая.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ты был хорошим адвокатом, чтобы всё запутал бы так, что присяжные просто в ужасе выбежали.

А. ВЕНЕДИКТОВ: С точки зрения итальянского закона, это, видимо, законно. Вот такое разрешение суд имеет право это разрешить. Этот закон запрещает. Можно, да? Мы это не обсуждаем. Мы говорим о справедливости. Справедливо ли это было делать? Потому, что здесь марихуана, там, действительно, может быть, человеческие приношения внутри секты, самоубийства.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ход твоих мыслей понятен.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но если люди сами, не вредя окружающим, в это искренне верят. Они там собираются у себя где-то.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что значит искренне верить в курении наркотиков? Уничтожать себя, завлекать людей в эту секту, под музыку регги...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Любишь регги?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А потом придти в больницу, врач скажет: "Аааа! Ты куришь марихуану, я тебя оперировать не буду"

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, это риски.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Риски. Но поощрять существование этой секты смешно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, справедливо ли такое изъятие из закона, когда опираясь на религиозную практику воззрения...

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Религиозная практика и воззрение не должны вступать в противоречие с какими-то...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты про третье дело помнишь? Придётся за него другую позицию.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, то, третье дело, совсем другое. Не должна религия, культ, вообще, какие-то ритуалы, не должны противоречить общечеловеческим ценностям.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А общечеловеческие ценности всюду разные, Юра!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Но основные - не навреди здоровью, не навреди ближнему.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если ты захочешь отрубить себе руку, как я могу тебе запретить это?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Надо запретить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, ты отрубил руку, а я тебя ещё за это в тюрьму посажу?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Правильно. Посадить. Членовредительство должно преследоваться по закону.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты погоны снял давно уже, прекрати. Слушай, один звонок успеем послушать. Алло! Здравствуйте. Вы в эфире. Не хочет человек говорить, испугался. Он не понял, про что.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Он, очевидно, растафорианец.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это у нас сомнительно. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вот Вы слышали это дело, Вы поняли его, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, понял.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот Ваша позиция, если бы Вы были присяжным заседателем в этом суде, что бы Вы сделали? Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Дмитрий из Пензы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дима, какое бы решение Вы принимали?

СЛУШАТЕЛЬ: Мне очень интересно, очень хочется сразу поехать в Италию. Но вообще, как они будут определять?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И накуриться марихуаны.

СЛУШАТЕЛЬ: Растаман человек или нет?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Смотрите, они по суду там. Он регги-музыкант, он внутри этого движения. Не просто человек с улицы. Видимо, были свидетельства, что он исполняет другие религиозные обряды. Вот, предположим, что доказали, что он действительно член этой секты, религии. Тогда можно?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Неправильно всё это. Потому, что, давайте тогда станем..

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что станем?

СЛУШАТЕЛЬ: Станем сатанистами... Там тоже так же.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Дима, я с Вами согласен.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На самом деле, я понимаю Диму, но тогда разговор идёт о том, что вот этой секте нельзя сатанизм, а вот этому направлению в религии можно. Мы с этим столкнёмся сегодня, Юрий, я напомню. Я хочу сказать нашим слушателям, что третье дело будет подвязано с этим. Сразу после Новостей мы вернёмся в студию.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Венедиктов и Юрий Кобаладзе в программе "Кейс". Мы прервались с вами на середине нашего второго дела. Суд в Италии разрешил последователю одной из религий, как она у нас... регги-религия.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: На самом деле называется растафорианство.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Реально, давно существующее. Оправдал человека, у которого нашли 16 самокруток с марихуаной, потому, что это является религиозной традицией, принадлежностью и поэтому человек приговоренный был освобожден. И мы говорим о том, насколько это справедливо, когда суд делает изъятие из общего закона для людей, исповедующих религию. На самом деле это более широко. Условно, есть страна, в которой последователям вот этой религии можно больше, чем не последователям.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: По-моему, совершенно однозначное дело. Там есть две практики, два атрибута этой религии. Это танец и курение марихуаны. Вот если бы за танец осуждали!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я про другое. Вот есть страна, в стране есть закон. Но есть последователи какой-то религии, любой. И эти люди получают изъятие из закона. Нам звонил человек из Пензы.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Если бы он так стоял! А он стоит о марихуане, о курении марихуаны в рамках некой религии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Можно я тебя спрошу? Справедливо ли последователям одного из вероучений в одной стране, не Ватикан, Италия, светской стране, давать дополнительные преимущества. Вот какой вопрос. Потому, что здесь марихуана, а там, предположим, многоженство. Вот разрешат тебе во Франции многоженство для мусульман. Это будет справедливо?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет. Если это противоречит законам страны.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот я про это говорю. Давай, послушаем. 363-36-59. Мы просто расширили, Юр, потому, что, на самом деле, марихуана в данном случае как бы пример.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это очень важный пример и очень важны обстоятельства.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Согласен. Но он крайний.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Такие крайние примеры и делают неприемлемым принятие того или иного решения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты вообще допускаешь, что должно быть изъятие для тех или иных последователей религии законов.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Может быть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Например.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Например, если бы эти растафорианцы, прости господи, просто танцевали. Ради Бога!

А. ВЕНЕДИКТОВ: А остальным можно танцевать?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Можно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тогда всем можно. А я тебе говорю про изъятие! Никому нельзя, а им можно. Вот этой религии можно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Если этот танец, то вот никому нельзя в стране танцевать, а этим можно. Танцуйте.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну да, да... 363-36-59. Алло! Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Георгий, Москва. На сто процентов прав. Они хитро создали религию. Эту религию запретить!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Запретить!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, знаете, Георгий, в одной стране запретят одну религию, в другой стране - другую религию...

СЛУШАТЕЛЬ: Из-за марихуаны у меня красавчик-племянник потерял семью.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вот тебе и регги. Георгий молодец.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Георгий молодец, только к религии это не имело никакого отношения. Я так думаю, что его племянник и не знал про эту религию. Я же о другом. Еще раз смотрите. Ведь можно в каждом конкретном случае сказать: "Вот этот случай конкретный", с точки зрения закона от разобран. Но есть страна, в ней есть законы. И вот последователь одной религии получает преимущество перед другими людьми. Неважно, с разрешением курить марихуану, заниматься многоженством, резать соседа на дворе, какая разница! Вот о чем идет речь!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я не возражал бы против такого изъятия какой-то религии в законах страны, если бы внутри этой религии не было бы ничего такого, чтобы противоречило законам, практике этой страны. Курение марихуаны плохо в любом случае.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну хорошо. В северных странах она разрешена.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что разрешена?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, в Бельгии, в Голландии.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Плохо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Там и нет изъятия. Там не связано это с религией. Что ты вцепился в наркотики? Я тебе говорю об изъятии части населения, получающей преимущество. Если вы члены этой секты, вы можете, а если вы христианин, вы не можете. Это же дискриминация

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это плохо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ещё один звонок, потом уходим на голосование. И сформулируем вопрос. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Считаю, что решение справедливо, потому, что подобное запрещено государством.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не очень понял...

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не расслышал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давай сформулируем вопрос. Понятно, что марихуана - это плохо, это не обсуждается. Считаете ли вы справедливым, что если люди...

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, дело в том, что вопрос у нас...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Считаете ли вы справедливым, что часть населения, благодаря религиозным воззрениям получает исключительные права.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это совсем другой вопрос. Мы иначе задавали вопрос. У нас вопрос был с марихуаной.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А двоеженство можно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Так, как ты ставишь вопрос, это гораздо сложнее, гораздо...

А. ВЕНЕДИКТОВ: А ты хочешь простой вопрос?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да. Мне было проще с марихуаной.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У нас же сейчас будут звонить противники наркотиков, как Григорий.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Жалко, что марихуана здесь возникла.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы можем поставить вопрос, как мы хотим. Как ты хочешь? Если ты хочешь поставить вопрос про марихуану, давай поставим.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Так, как ты ставишь сейчас вопрос, то он интересен.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давай спросим нашу аудиторию. Давай. Внимание на Кобаладзе! Мы задаем вопрос.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Внимание на меня, а ты задавай вопрос.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отвлекай внимание, сделай что-нибудь руками. Считаете ли вы справедливым, что некая группа населения, верующая, получала потому, что она верует, некие дополнительные преференции по закону, потому, что решение суда - это закон. Считаете вы справедливым, что если люди верующие, то они получают дополнительные права некие в отношении остальных граждан. Годится?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Потрясающе интересный вопрос.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Заводим?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Заводим. Очень интересно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Самому интересно. Видите, передача творится на ваших глазах. [Повторение вопроса].

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Просто в ходе передачи вопрос стал гораздо интересней и требующим больших раздумий.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если вы считаете, что да, справедливо, потому, что это люди искренне верующие, потому, что это входит в их обычаи, если это справедливо, вы звоните 660-01-13. Если вы считаете, что это не справедливо - 660-01-14.

ГОЛОСОВАНИЕ ПОШЛО

А. ВЕНЕДИКТОВ: Оно, действительно, пошло. Я повторю вопрос. [Повторение вопроса и номеров телефонов]. Люди растерялись, я должен тебе сказать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я сначала растерялся, а теперь у меня есть ответ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, давай твой ответ.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я считаю, что возможно такое допущение, если в реестре этих допущений нет ничего такого, что противоречит общепринятым правилам, нормам.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас я тебе отвечу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Марихуана относится...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Можно сказать? А похищение невесты. "Кавказскую пленницу" смотрел?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Смотрел.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это красивый обычай.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Согласие невесты есть?

А. ВЕНЕДИКТОВ: А кто её спрашивает. Это обычай. А законы шариата? Это обычай. Пусть государство разрешит?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Похищение невесты? Я считаю, что это очень правильно. Это красиво, романтично. Сейчас договариваются в Грузии молодые люди, никакого похищения по факту нет...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Где-то я это уже слышал. По-моему, у Фрунзика Мкртчана в "Кавказской пленнице". Итак, [повторение телефонов]. Тоже интересный результат. 5 секунд на голосование. И мы сейчас объявим этот результат. Зрители его уже видят. Стоп. Справедливо, да, можно это делать - 24,8%. 75,2% считают, что нет, пусть все будут равны. Я этого не понимаю. Знаешь почему? Есть у людей то, к чему они приучены с детства. Это не вредит окружающим. Мы сейчас это увидим в третьем деле.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не примешивай третье дело. Оно совершенно другое. Ты напрасно пытаешься мостик перекинуть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Оно не другое. Послушаем третье дело. На мой взгляд, это дело связано со вторым. Но страна совсем другая, Франция. И там было принято обратное решение.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Кстати, я против, что это совсем другая. Они приблизительно похожи по религии, по культуре, по традициям, по обычаям.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Юра! Принято. Но послушаем третий кейс.

КЕЙС No 3

Французский суд отказался давать гражданство женщине за то, что она носит паранджу. Как сообщает издание "Монд" 32-летняя марокканка по имени Фаиза живет в стране с 2000 года. Она замужем за французским гражданином и родила от него троих детей, которые автоматически получили гражданство. Языком страны проживания она владеет в совершенстве, и единственной причиной, по которой суд отказал ей в просьбе, стало ношение традиционной мусульманской одежды. В решении суда указано, что истицы проявила социальное поведение, не совместимое с основными ценностями французского общества и принципам равенства полов. Многие французские политики это решение поддержали, например, в Министерстве высшего образования заявили, что за ношением традиционной мусульманской одежды следуют и другие факты. Например, что эта женщина не ходила голосовать, не имела никакой самостоятельной жизни и передвигалась только в сопровождении мужа. Между тем, правозащитники и адвокаты считают, что это ни что иное, как нарушение свободы вероисповедания.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот история, та же самая! Человек соблюдает то, что он считает по религии. Паранджа, длинная одежда, сопровождение мужа, пятое, десятое. Французское государство говорит: "Дорогая! У нас законы для всех. Тебе не будет изъятия".

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это домыслы, раз она ходит в парандже, значит она...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, я говорю о подходе.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Глупейшее!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подход такой же! Понимаешь? Эта история с этими мусульманскими платками в школе. У нас светское государство, поэтому извольте на физкультуре в гимнастических костюмах, девочки, обнажая руки и ноги. Да?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ваша религия? Она не касается. Нет изъятия.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Школа - не пример. Вот приходит человек в национальном костюме. Ему говорят: "Ты хороший гражданин, ты знаешь язык страны пребывания...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Упрощаешь, Юра.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Почему? Национальный костюм просто.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Паранджа - национальный костюм?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да. А что это?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Юра, Юра!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я живу во Франции, я хочу принять французское гражданство, я изучил французский язык, я нормальный гражданин, выполняю все. И пришел зарегистрировать...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот Ганапольский пришел бы в парандже.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И мне говорят, что если я пришел в черкеске, значит я похищаю женщин, режу их, черт те чем занимаюсь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не исключаю. Ты в эфире это только что сказал.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я не считаю это грехом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А насчет режьте... Нет, давай свяжем эти два дела.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Как это можно связать?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты сначала защищал одно, сейчас защищаешь другое. Это и есть изъятие. Они не хотят делать этого изъятия. Итальянское государство судебным решением разрешило изъятие по религиозному принципу, а французское государство решением Министерства образования...

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Глупейшее изъятие!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тем не менее не захотело.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я паранджу считаю глупостью, но если человек хочет носить эту паранджу, да носи её, ради Бога! Это что, подрывы устоев?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы о справедливости говорим, Юра.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не справедливо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 363-36-59, с учетом того, что сказал Юрий Кобаладзе и Алексей Венедиктов, говорите, пожалуйста. Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Ольга из Подмосковья.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как у Вас с паранджой?

СЛУШАТЕЛЬ: Я как раз хотела позвонить по поводу второго кейса, а оказалось, что третий мне даже ближе. Ситуация в том, что я хотела сказать про Францию, где запретили ношение паранджи студенткам, которых очень много. Это неправильно. Нужно разрешить людям с определенным вероисповеданием какие-то свои традиции продолжать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, тогда и по второму делу тоже вы за? Я правильно понимаю?

СЛУШАТЕЛЬ: Марихуана, конечно...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Секундочку! Если людям по религиозным каким-то пониманиям.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Дьявол в деталях!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, нет, сначала подход. Если люди по каким-то религиозным взглядам, Оля, Вы меня слышите, получают некое изъятие из законов, получают дополнительные льготы, извините, пожалуйста, если они не вредят, нет человеческих жертвоприношений, педофилии, то пожалуйста, там можно это, а здесь это. Если там нельзя изъять, то и здесь нельзя изъять. По-моему, очевидно.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Это очевидно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Алексей, тебе надо идти в адвокаты, ты запутаешь любого. Ольга! Не поддавайтесь!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мне кажется, что просто подходить надо одинаково. На самом деле, я с тобой, если брать по частному случаю, я тебе, как бывший школьный учитель говорю. Девочка в классе в парандже - это всем конец.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Потому, что в школе существует другое правило. Там обязательное ношение формы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Даже если нет формы.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Плохо. Одна придет в парандже, другой проколет себе ухо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ухо... Это нос, то, что ты показал. Извини.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Третий будет курить марихуану и говорить, что он приверженец...

А. ВЕНЕДИКТОВ: А в государственном учреждении?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Есть дресс-код.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Есть государственные правила, есть законы. Они могут быть справедливыми, могут быть несправедливыми. Что более справедливо, Юра, для тебя? Когда есть изъятие или когда нет его? Вот и всё. По религиозному принципу. Есть семья, которая считает...

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да. Изъятия должны быть, но... нет, подожди!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы сделали это! (Смеётся) Да, да, да.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Давай опять о конкретике говорить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конкретно говорят Гусман и Ганапольский.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не давать человеку гражданства потому, что он пришел в парандже, это смешно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это дело французского государства, которое считает себя светским, и для них приход человека в парандже на получение гражданства...

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Африканцы ходят в этих балахонах, арабы ходят в этой своей... Ну и что? Ходите ради бога. А! Если ты ходишь в парандже, то ты не ходил голосовать! Что за глупости?!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я о другом. Ну хорошо.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Объясни мне.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пусть тебе объяснят наши слушатели.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не имела никакой самостоятельной жизни и передвигалась только в сопровождении мужа. Вдруг заподозрил какой-то клерк.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ревновать не нужно. Это не клерк, а суд. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что творится на этом Западе тлетворном.

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей из Санкт-Петербурга.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот тебе Запад! Санкт-Петербург.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что у вас там в Санкт-Петербурге? Тоже паранджу запретили?

СЛУШАТЕЛЬ: Дело не в парандже, а дело в очень простом. Если по второму кейсу ситуация с марихуаной однозначная, ее надо запретить, потому, что любая религия может, допустим, предположить что-то другое, что не соответствует обществу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ходить в парандже, например.

СЛУШАТЕЛЬ: Может быть и так. Но дело в том, что если общество предполагает, что какие-то определенные свободы, ради Бога, пожалуйста. Но, опять же, это во Франции, допустим, неприемлемо, по их законодательству.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А по справедливости, Андрей? По законодательству мы все разобрались. Суд вынес в соответствии с законодательством. Вы считаете это справедливым?

СЛУШАТЕЛЬ: Дело в том, что суд - это такой же инструмент государства.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да мне не интересен... Андрей! Послушайте. Представьте себе... Вы человек женатый?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Представьте себе, что вы женились и вошли в семью с такой религией, предположим. Влюбился и женился. И Ваша жена ходит вот так, как она ходит, потому, что так папа научил ее. Вы поехали получать гражданство в Питере, к ней начинают предъявлять претензии, государство начинает предъявлять претензии, потому, что....

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ну, Вы запутали!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Речь не о законе идет. Вы считаете справедливым этот закон или нет? Вопрос в этом. Андрей!

СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю так, что закон, опять же, как бы, инструмент государства, по любому.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подождите... Но инструментом, топором, можно дом построить и можно человека зарубить. Я Вас про закон спрашиваю. Он справедливый с Вашей точки зрения? Я все равно добьюсь от Вас ответа.

СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Понял? Закон справедлив. Наши питерские меня никогда не бросят.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Паранджа не должна быть препятствием для получения гражданства. Но если ты приходишь и говоришь: "Сфотографируйте меня в парандже на паспорт"...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так и было в том числе.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вот это уже глупость. Здесь государство должно защищать и противостоять этой попытке...

А. ВЕНЕДИКТОВ: А помнишь, у нас была история в Татарстане, по-моему?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да. Я хочу сфотографироваться на паспорт в платке.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А не помню, чем закончилось.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я тоже не помню.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если наши слушатели помнят, чем закончилась эта история с фотографией женщин, исповедующих ислам, на паспорт в Татарстане и Уфе, пришлите, пожалуйста. Кто помнит точно. 970-45-45. Я не помню, чем закончилось. А я пока думаю, что нам нужно перейти к голосованию.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да, время подходит.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос очень простой. Здесь мы ничего менять не будем. Справедлив ли отказ французского суда? Справедливо ли поступил суд, не предоставив женщине гражданства. Если да - 660-01-13, если нет - 660-01-14.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЁТ ВАШИХ ГОЛОСОВ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Итак, [Повтор вопроса и номеров телефонов]. Я не понимаю, жара, что ли, на наших слушателей действует?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что такое? Тебе не нравится, что они голосуют не так, как ты думаешь?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пока они голосовали так, как я.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, второй раз они голосовали не так, как ты им навязывал.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они против нас обоих голосовали.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Они голосовали за меня, за человека справедливого и разумного.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. [Повтор вопроса и номеров телефонов]. Юра! Где границы этой справедливости? В парандже нельзя, в парандже нельзя отказывать, а что можно?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, паранджа...

А. ВЕНЕДИКТОВ: За незнание языка у нас отказывают, как ты знаешь, в представлении гражданства.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Если лесть закон, который требует.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я говорю о справедливости.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Если в стране закон, который говорит о том, что гражданство ты можешь получить, только зная язык, то с чего тут справедливо или нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это же смешной закон, если так разбираться, он глупый! Когда приезжает семья с двухлетним мальчиком, то он не знает язык.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да никто и не требует от двухлетнего мальчика.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он же гражданство получает. А с какого возраста?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, подожди. Гражданин страны должен знать язык страны, где он живёт. Это я...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он может его выучить потом.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Должен выучить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: До того или потом?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, подожди...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. 20 секунд на голосование. Итак...

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вернись, Ганапольский!!!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я что, хуже Ганапольского? Ты назовешь, ты призовешь на голову Ганапольского.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я шучу, Алексей Алексеевич! Я просто счастлив, что он наконец-то исчез! И исчезли эти братья Гусманы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наших слушателей жара довела до состояния полной невменяемости.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Наши слушатели самые справедливые слушатели в мире!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас ты узнаешь. Голосование закончилось.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ну-ка, интересно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, что же! 60,9% считают, что отказ суда справедлив.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Жара действует... Я с Вами согласен. Жара действует на слушателей!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это была программа "Кейс". В ней принимали участия не Матвей Ганапольский и не Юлий Гусман. И даже не Михаил Гусман. Я считаю, что в какое-то из этих дел они должны попасть.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Замечательно прошло! Их близко нельзя подпускать к этой передаче.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Теперь можно честно сказать, что Гусман хоть в порядочной стране, от в Таиланде, ему делают массаж тайские девочки, он готовится к новому сезону.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А Ганапольский? Будем называть страну, где он находится?

А. ВЕНЕДИКТОВ: А давай сделаем ему подлянку! Называй!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это самая враждебная страна! Это Грузия!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думал, что уже Эстония. Да, Ганапольский в Грузии.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И пусть там остается и пьет грузинское вино, запрещенное здесь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А мы в следующем "Кейсе" обязательно сделаем грузинское дело, назло им, где он будет привлечен за то, что он пил некачественное вино.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, за то, что он не предупредил грузинские власти, что он является растафорианцем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Эк сказал! И это были Юрий Кобаладзе и Алексей Венедиктов в программе "Кейс". До свидания.


19.07.2008
http://echo.msk.ru/programs/keys/527783-echo.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован